1 окт. 2010 г.

Сладкий Октябрь


Сравнивая октябрь прошлого года, заметила что этот месяц более творческий для меня. Осенний ветер навевает сюжеты картин и рассказов:-}

Постараюсь, все-таки, обновить свежими картинами свою "дэвайнтартскую" галерею:-)

Погода, в этом году, порадовала теплой осенью. Надеюсь, октябрь будет без заморозков, сейчас как никогда не хватает тепла.
Скучаю за своим пиратом, и жду не дождусь уже ноября (да, вот такая вот я нетерпеливая).

Начала уже готовить подарки:-) На Новый год, Рождество, и уже подумываю о Дне святого Валентина. Конечно, все буду делать постепенно, заполняя светом и хорошими настроениями:-) Люблю делать что-то своими руками. Опять же, много идей по этому поводу.  Буду много рукодельничать и творить.

Обязательно нужно будет выбраться и сделать кучу снимков этой осени. Сделать, в конце-концов, гербарий. Насладится погодой и приготовить шерстку к более холодным месяцам.

И Любить. Обязательно любить. Очень сильно любить.

Осени золотой в руки! Удачи!;-)

Чем бы мне хотелось с тобой заняться:-)


Когда я вернулся, она сидела перед маленьким секретером и что-то писала на фирменной бумаге отеля – перед ней лежало не меньше десяти страниц, исписанных ее мелким, убористым почерком.
- Кому это ты пишешь? – спросил я, заглядывая ей через плечо.
- Тебе.
- Мне?
«Она меня бросает», - промелькнуло у меня в голове, и мне сразу стало плохо.
- Что с тобой? Ты ужасно бледный. Тебе нехорошо?
- Почему ты мне пишешь?
- Вообще-то это даже не тебе, я просто пишу, чем бы мне хотелось с тобой заняться.

 Исписанные листки валялись повсюду – у ее ног на кровати. Я взял один наугад:

...ездить на пикник, спать после обеда на берегу реки, есть персики, креветки, круассаны, слипшийся рис, плавать, танцевать, покупать себе туфли, белье, духи, читать газету, глазеть на витрины, ездить на метро, следить за временем, пихать тебя в постели, чтобы ты подвинулся, стелить белье, ходить в Оперу, съездить в Бейрут, в Вену, посещать бега, ходить за покупками в супермаркет, готовить барбекю, злиться, потому что ты забыл уголь, чистить зубы одновременно с тобой, покупать тебе трусы, стричь газон, читать газету из-за твоего плеча, отнимать у тебя арахис, ходить погребкам на Луаре и в Хантер-Вэлли тоже, идиотничать, трепаться, собирать ежевику, готовить еду, поносить сари, будить тебя, когда ты храпишь, сходить в зоопарк, на блошиный рынок, поехать в Париж, в Лондон, вКанаду, в Испанию петь тебе песенки, покупать посуду и всякую ненужную всячину, есть мороженое, смотреть на людей, выиграть у тебя в шахматы, слушать джаз, регги, танцевать мамбу и чачача, скучать, капризничать, смеяться, щекотать тебя, подыскать дом с видом на луг, где пасутся коровы, нагружать доверху тележки в супермаркетах, часами сидеть за столом с интересными людьми, мыть машину, любоваться морем, перебирать барахло, звонить тебе снова и снова, научиться вязать и связать тебе шарф, а потом распустить это уродство, подбирать бездомных кошек, собак, попугаев, слонов, брать напрокат велосипеды, валяться в гамаке, пить в тенечке «Маргариту», научиться гладить утюгом, петь под дождем, сбегать от туристов, слушать тебя, держать тебя за руку, слушать песни, ставить будильник, остановиться на берегу, спрашивать, любишь ли ты меня по-прежнему, рассказывать тебе о моем детстве, описывать запах хны и шариков амбры, делать наклейки для банок с вареньем...

- И все в том же духе страница за страницей. Я перечислила тебе, что пришло в голову, что вспомнила. Это было невероятно.
- И как давно ты этим занимаешься?
- Начала, как только ты ушел.
- Но зачем?
Потому что мне скучно, - веселым тоном ответила она, - представь себе – я умираю от скуки!

Я подобрал странички и уселся на край кровати, чтобы разобраться. Я улыбался, но на самом деле столько желаний, такая энергия меня парализовала. И все-таки я улыбался. Она умела находить такие забавные слова. Она ждала моей реакции. На одной из страниц между «начать все сначала» и «наклеивать в альбом фотографии» я прочел «ребенок», вот так просто, безо всяких комментариев. Я продолжил изучать ее бесконечный список, ни слова не говоря, а она кусала губы.
- Ну как? – Она затаила дыхание. – Что скажешь?...