18 мар. 2015 г.

Специесизм, Сингер, Боб и Дженна


Есть «питомцы», а есть «скот», и хотя механизм разделения нами не очень продуман, эта схема мышления отлично работает, помогая кушать то, что нравится, и не идет вразрез с тем, что нам долгие годы впаривали семья и школа. Эта удобная позиция делает нас и нашу культуру специесистской. Термин был введен Питером Сингером в его книге «Освобождение животных». Сингер определяет специесизм как «систему предрассудков или мнений, направленных на защиту интересов одного биологического вида в ущерб остальным». Специесизм хорошо сравним с другими формами дискриминации, например, с расизмом и сексизмом, каждая из которых нарушает принципы равенства и устанавливает сегрегированные отношения, основанные на несостоятельных характеристиках. Так же как расист отказывается нанять латиноса просто потому, что он – латинос, специесист оправдывает эксплуатацию животных в связи с тем, что «они всего лишь животные». Забивая этот гвоздь, Сингер пишет:
Расисты ниспровергают принципы равенства, придавая больше веса членам их расы, когда чувствуют борьбу интересов между их расой и чужеродной. Сексисты нарушают права другого пола, пытаясь доминировать над противоположным полом. Точно так же специесисты стремятся попрать права других биологических видов ради превосходства их собственного
Такой подход тревожен, если учитывать, что животные ощущают страх и боль и вообще испытывают те же чувства, что и мы, страдают точно так же. Принимая в расчет тот факт, что животные наделены физиологической возможностью страдать, какое право мы имеем приносить им ту боль, которой сами всячески постарались бы избежать, особенно учитывая, что эта боль совсем не обязательна? 

~ Боб и Дженна Торрес, «Веган-Фрик»

13 мар. 2015 г.

Это не шутки, и _нечего отворачиваться_

Покупая мясо, рыбу и сыры в супермаркетах, получая в ресторанах еду, уже приготовленную или разделанную, люди не только не задумываются, но и вообще не думают о животных, которые стали этой едой. Вот в чем проблема. Это дало возможность агробизнесу превратить скотоводство и птицеводство в нездоровую, негуманную систему, которую общество практически не может контролировать. Немногие имеют возможность заглянуть за ограду промышленных фабрик, где заготавливают молоко, яйца или свинину, большинство потребителей и понятия не имеет о том, что происходит в подобных местах. Я убежден, что огромное большинство людей придет в ужас, узнав, что там творится. 
Давно хотела написать о том, что я стала веганом. Но не знала с чего начать, первое и самое главное что я сразу поняла, это не навязывать свое мнение, но постараться чтобы о мире, в котором мы живем, узнало больше людей. Говорю как оно есть: "я теперь веган", и если кто-то спрашивает, отвечаю почему, если кто-то поддерживает или наоборот отрицает и критикует - это мой выбор. Но я всегда скажу правду, как она есть. Для меня это "теперь веган", как состояние души, гармония разума и тела. Это статус, а не популярная диета, это жизнь, которой я буду жить, не причиняя не нужных страданий, не забирая жизни.
Среди нас много жестокости. Это мое определение. И я не умею писать о жестокости, не могу нарисовать.., нет. Жестокость есть жестокость. И когда ее чувствуешь на себе или другом, ты знаешь, что эта она.
Вопрос употребления в пищу животных задевает самые чувствительные струны, которые глубоко резонируют с нашей личностью — с нашими воспоминаниями, желаниями и ценностями. Этот резонанс потенциально может спровоцировать спор, ощущение угрозы, вызвать воодушевление, но он всегда наполнен смыслом. Еда имеет значение, и животные имеют значение, а поедание животных имеет значение еще больше. Вопрос об употреблении в пищу животных, в конечном счете, порождается нашим интуитивным пониманием того, что такое идеал, который мы назвали, возможно, и не совсем корректно, — «быть человеком». 
Книга "Eating Animals". Сравнивая ее с другими, осознаю, что на каком бы человек языке не говорил, насколько бы научными и обоснованными были бы его утверждения - все они одинаковы в одном - в отношении к планете, к тем, кто рядом с нами.
Люди забыли как оно было, люди не знают многих ужасных фактов, и люди.., закрывают глаза и лгут сами себе. Я не знала многого, а когда увидела - мне было горько. Раньше я была за здоровый образ жизни, как и сейчас, но нынешнее мое состояние - за человечность.
Я привел в этой книге множество ужасных фактов, потому что эти факты — необходимая точка отсчета. Я присовокупил и то, что говорит наука о тех последствиях, которые непременно отзовутся в нашем потомстве и которые мы провоцируем своим ежедневным выбором еды, а это не менее важно. Я не настаиваю на том, что мы должны одновременно решать весь комплекс проблем, но ведь быть человеком — значит оставаться гуманным, а ведь это куда больше, чем самая изощренная софистика.

Мартин Лютер Кинг-младший горячо настаивал, что бывают времена, когда «человек обязан занять позицию, которая не окажется ни безопасной, ни политически выгодной, ни популярной». Иногда мы должны принимать решение просто потому, «что совесть подсказывает, что это правильно». Да, я давно не решалась написать о веганстве, наверное, боясь, что меня неправильно поймут. Но ведь, что странного в том, чтобы быть против страданий животных, быть за здоровую нацию и _счастливую_ планету.
Берясь за вилку, мы уже совершаем акт по организации своего бытия. Мы устанавливаем определенные взаимоотношения с животными с фермы, сельскохозяйственными рабочими, национальными экономиками и глобальными рынками. Не принимать решения — есть «как все», — значит, прийти к самому простому решению, решению, в котором, однако, кроются отнюдь не такие простые проблемы. Выбирать рацион автоматически, не задаваясь никакими вопросами, не задумываясь о времени и месте, — т. е. есть как другие, — вероятно, неплохо. Но сегодня есть как все — значит класть на спину верблюда еще одну соломинку. Соломинка, конечно, и не сломает ему спину, но если класть все новые и новые каждый день в течение всей нашей жизни, а может, и каждый день жизни наших детей и детей наших детей…
книги
  • The China Study - "T. Colin Campbell" (есть на русском)
  • Sharon Gannon - "Yoga & Vegetarianism"
  • Jonathan Safran Foer - "Eating Animals" (есть на русском) 
  •  Боб Торрес, Дженна Торрес - "Веган-Фрик" (есть на русском, написанная супругами Торрес, докторами наук из Пенсильвании, представляет собой простой, молодежно бесшабашный и философски несокрушимый труд о веганизме и правах животных для каждого, кто интересуется подобными вопросами или хотя бы просто открыт для новой информации и позитивных перемен в жизни. Всеядный узнает, помимо прочего, немало полезного о том, что ест изо дня в день и какие ингредиенты входят в его любимые средства личной гигиены. Вегетарианец лишний раз убедится, что пора - как гласит надпись на тематической футболке - "cut the bullshit", т.е. мягко говоря, завязать с оставшимися в рационе продуктами животного происхождения. А веган еще больше укрепится в собственной правоте. Что немаловажно: от многих других текстов на заданные темы "Вегана-Фрика" отличает отсутствие душераздирающих подробностей (или, по крайней мере, их скромное количество), что делает его более доступным для массовой аудитории.) 
блоги, сайты:

видео, фильмы: 
  • "Вилки Вместо Ножей / Вилки Вместо Скальпелей" (Forks Over Knives) - фильм об исследованиях нескольких независимых ученых из США
  • Гари Юрофски (лекция) - https://www.youtube.com/watch?v=RlsuYDJraLo и (интервью) - https://www.youtube.com/watch?v=LI3pyU2XSzE&feature=youtu.be
  • Доктор Эллсуорт Уэрхэм - https://www.youtube.com/watch?v=FCCdnzoFv3w
  • "Скотозаговор" (Cowspiracy) - https://www.youtube.com/watch?v=1koOkrYbM34 
  • "Земляне" — отмеченный несколькими наградами документальный фильм об эксплуатации животных для получения пищи, одежды, домашних питомцев, развлечений и медицинских экспериментов. Являясь, по мнению многих людей, «самым убедительным документальным фильмом»

9 мар. 2015 г.

«Eating Animals». Почему?



... почему вкус, самое грубое из всех наших чувств, освобождается от этических норм, которые считаются непреложными для других наших чувств? 

Если задумаетесь, вы сойдете с ума. Почему сексуально озабоченному человеку не придет в голову изнасиловать животное, а голодный — убивает его и съедает? Довольно легко отмахнуться от этого вопроса, а вот ответить на него очень трудно. И как вы станете судить художника, который калечит животных в галерее, потому что это визуально привлекательно? Насколько должен вас привлекать крик страдающего животного, чтобы вы настолько хотели бы его слышать? Попробуйте вообразить любую цель, кроме пристрастия к мясу, которая оправдывала бы то, что мы делаем с животными на ферме. 

Если я незаконно воспользуюсь логотипом корпорации, меня можно посадить в тюрьму, а если корпорация плохо обращается с миллиардами птиц, закон будет защищать не птиц, а право корпорации делать то, что она хочет. Вот Что выходит, когда вы отрицаете права животных. Безумие, что идея прав животных кажется кому-то безумной. Живем в мире, где принято обращаться с животным, как с куском дерева, и считается странным обращение с Ним как с живым существом. 

До того, как были приняты законы, запрещающие применение детского труда, начали появляться предприятия, где хорошо обращались с десятилетними рабочими. Общество не запрещало детский труд, довольствуясь тем, что для малолетних работников созданы вполне благоприятные условия, но, если вы даете предприятиям слишком много власти над подневольными людьми, это их развращает. 

Если мы убеждены, что у нас больше прав поедать животных, чем у животных — права жить без мучений, это развращает. И это не мои фантазии. Это наша реальность. Посмотрите на то, что такое промышленное фермерство. Посмотрите на то, что мы, как общество, сделали с животными, когда обрели технологическую мощь. Посмотрите на то, что мы на самом деле делаем во имя «благополучия Животных» или «гуманности», а уж потом решайте, так уж нужно вам есть мясо.


 ~ «Eating Animals». Jonathan Safran Foer